?

Log in

Eelmaa Yuri
21 June 2014 @ 12:30 am
Отвечая на вопросы избранных, мол, откуда тебя выгнали...:)))

Проработав 3 года, ушел с магистерской программы питерской Вышки. Никаких скандалов и манифестаций. С коллегами там расстались полюбовно, с взаимопониманием (надеюсь). Причины только свои собственные, связанные с новыми поисками внутри себя.

В магистерской программе «Управление образованием» московской Вышки (в узких кругах именуемой «каспржаковской») остался. На следующий год будет новая группа. Буду дальше вести свою дистантную программу (там, на странице, правда, какой-то вордовский черновик приложен вместо программы, надо попросить разместить actual version).

Все хорошо, в общем, не волнуйтесь. Живем дальше:))


этот пост здесь из моего профессионального блога Ничего себе. Всё людям. Э. Ю. В.

 
 
Eelmaa Yuri
06 June 2014 @ 01:50 pm
Слушал лекцию Андрея Скворцова «Лекция как моноспектакль». Зацепила даже не сама лекция, а вступление к ней. В двух слова: рассказчик становится молодым отцом, по выходным он гуляет с коляской о 4-5 часов, надо чем-то заняться. И он стал слушать лекции — Радзинского, Андронникова. И обнаружил, что хороших лекций, в общем-то, немного. И сформулировал это как проблему.

У меня тоже не так давно была «гулятельная» проблема. До мр3-лекций я как-то недосообразил. Выходил из положения так: когда контент коляски утихомиривался, я закатывал четырехколесный болид в садик, садился рядом на скамейку и читал с телефона. Как аккумулятор садился — упс, пора идти домой! Проблема заострялась зимой — листать руками без перчаток экран было холодно. Но тяга к знаниям была сильней!:))

Но все же о лекциях. В последнее время очень многие (и я сам в том числе) в разных контекстах утверждают: лекция умерла, читать лекцию — история педагогики, а мы ведь все такие современные!, легче кликнуть и найти в Википедии, чем полтора часа слушать чью-то субъективную интерпретацию... Доводы можно продолжать. Но после мысли А. Скворцова «нет хороших лекций» я задумался.

Что сразу вспоминается? Я обожаю на ходу слушать «Все так» с Басовской и Венедиктовым, филологу в анамнезе очень нравится «Прямая речь» Д. Быкова, являясь воинствующим атеистом, тем не менее периодически люблю послушать «хитрую бестию» (Калугин©) Кураева, с удовольствием слушал когда-то читанные и многократно просмотренные лотмановские «Беседы о русской культуре». Пробовал лекции Мамардашвили «c уха взять» — нет, очень сложно. В общем-то, и все.

Подумалась занятная мысль. Какими возможностями информационного потребления мы владели раньше, в доплеерно-смартфонно-планшетную эпоху? Только чтением. В транспорте, на отдыхе, в обычные дни, отводя для этого специальное время. Теперь почту и новости читаем за столом и в метро, на ходу можно слушать mp3 (имею в виду не музыку, а что-то нарративное). Недавно обнаружил, что кино можно на даче смотреть на смартфоне через 3G во вполне приличном для такого экрана разрешении в 360р. Информация потребляется без перерывов. Хорошо это или плохо — не скажу, но изменение радикальное.

Но вернемся к лекциям. Очевидно, что лекция вчера и сегодня — это две сильно разные вещи. Мы все помним институтские лекции — с обязательным личным присутствием, с разными риторическими моделями разных лекторов. Но одно дело — присутствовать самому, а совсем другое — слушать лекцию постфактум: мне кажется, что во втором случае градус интереса будет много более низким. Пример: хорошие аудиокниги сродни постановкам, в которых есть не только речь диктора — грамотная, правильная, с поставленным голосом — но и музыкальные вставки. То есть отчужденная лекция обязательно должна представлять собой в какой-то степени спектакль, иначе скучно.

Помните, пару лет назад интересной затеей казались подкасты? В массе случаев увлечение в Рунете обернулось пшиком, потому как скачивать, слушать или специально заливать в плеер — все это сложно, легче ограничиться текстом. Из успешных подкастов могу вспомнить только гребенщиковский «Аэростат», но там и автор уникальный, и тематика единичная и для жанра очень подходящая, да и к 472 выпуску стало сильно скучно.

Резюмируем. Хорошего повествовательного аудиоконтента мало, старые форматы не работают, а каждый звукорежиссером быть не может. При этом запрос в этом жанре определенно есть, т.к. «занимать уши» в пути или при совершении рутинных операций хотели бы большое количество людей, склонных к саморазвитию. Как реально (не ради бантика) работать с подкастингом в образовании — не знаю.

Вот хотел бы вы, например, чтобы посты этого блога были начитаны, а не написаны? Вряд ли, текст прочитать проще. А зачем нужен голос, если есть текст?

А вы что думаете?

P.S. Кстати, а что развивательное слушаете вы? Поделитесь.






этот пост здесь из моего профессионального блога Ничего себе. Всё людям. Э. Ю. В.

 
 
Eelmaa Yuri
22 May 2014 @ 05:26 pm
Съездил на «ИКТО-Екатеринбург-2014». Комментарии от Марии Зильберман, Анатолия Шперха, Сергея Гевлича.

Пара слов. Хорошее мероприятие. Люди работают интересно, по-своему. Важно, чтобы таких и подобных мероприятий было в разных местах как можно больше. Как показывает что наш опыт, что екатеринбургский, они людям нужны, ими ожидаемы и имеют определенные смысловые последствия. Еще раз убедился, что мысль о «форточках в душные времена» действительно актуальна.

Выступал на пленарке, вел мастер-класс, но самое интересное — вел секцию, т.е. была возможность не «повещать», а с людьми поговорить. Впечатление тройственное:
  • есть большое количество хороших учителей, которые работают «на земле», которых интересуют не тренды/форсайты/концепты, а реальная применимость технологий на практике;
  • одновременно с этим большинство испытываемых проблем связано не с ИТ, не с конкретной технологией, а с пониманием педагогического смысла использования технологии;
  • ФГОС вышибает в педагогической голове хорошие мысли. В каждой презентации на любую тему первый слайд цитирует ФГОС, а на втором усердно доказывается, что эта разработка ПОЛНОСТЬЮ соответствует фэгэосу. Какой дебил-методист научил их так делать — выпытать не удалось, но смотрится идиотически. Что признают и сами авторы. Но говорят, что так надо.

Моя презентация:




И видео (с 23 минуты):



Спасибо за приглашение +Ирине Волковой, Надежде Шпаруте и Леониду Долинеру (очень приятное новое знакомство).



этот пост здесь из моего профессионального блога Ничего себе. Всё людям. Э. Ю. В.

 
 
Eelmaa Yuri
Мастер-классы. Это самый простой и одновременно проблемный пост из серии «Другая конференция». Потому что 4 года я занимаюсь на конференции в первую очередь именно мастер-классами: принимаю заявки, переписываюсь со всеми ведущими, курирую техподготовку к проведению, веду обсуждение по этому вопросу с остальными членами оргкомитета, решаю во время самой конференции довольно много возникающих здесь и сейчас вопросов... Занимаюсь, в общем. И так хочется написать, что про проведение мастер-классов (МК) я знаю всё. Но приходится говорить, что с каждым годом вопросы и противоречия становятся все серьезнее. Точно по Адизесу: ты мечтаешь решить проблемы, чтобы их не было, когда ты их решаешь — сталкиваешься с проблемами более высокого уровня, которые опять же мечтаешь решить, а за ними... В общем, понятно.

Так что признаем: я все меньше понимаю, что такое МК на конференции, но точно знаю, что уровень осмысления и постановки вопросов по этому поводу довольно высокий. Хотя смотря с чем, конечно, сравнивать...

Немного истории. На конференции 2010 года уже были мастер-классы. Смотрю на этот список и совсем ничего не помню, кажется, я в той конференции никакого участия не принимал.

В 2011 году сделал специальный гуглосайт, где ведущие сами размещали описания своих МК, на страницы были встроены гуглоформы, по окончании голосования списки публиковались на страницах конкретных МК. Все форматы, казалось, прописали, все учли, ко всем обратились. Но люди же написанное не читают! С точки зрения сайта все было логично и удобно, но в реале получилась масса проблем: люди не помнили аудиторий, времени проведения, иногда и названий МК, в кабинеты шли те, кто вообще никуда записаны не были. Вспоминаю эту конференцию как кромешный ад.

В 2012-м сделали для конференции отдельный сайт, в то время статический, неавтоматизированный. Работу с МК продолжили вести на платформе гуглосайтов, вот график того года. Оформление материалов МК получилось лучше. Но организация проведения все равно страдала и требовала ручного управления. Ад номер 2 повторился.

В прошлом, 2013 году потратили 4 месяца на проектирование и создание внутренней кухни — воплотили идею личных кабинетов каждого участника и маршрутных листов, с которыми посетители приходят на конференцию. Было полное ощущение модели «лучше день потерять, потом за пять минут долететь» — работали несколько месяцев, чтобы нормально провести два дня. Но окупилось: с маршрутными листами не оказалось ни одного тупящего и не знающего, куда пойти участника. Помню, я стоял в коридоре, наблюдал за потоками людей и НИКОМУ НЕ БЫЛ НУЖЕН!!! Какое счастье!

В этом году допиливали напильником как бы ничего нового не делали, но все равно по сайту было исправлено более 200 тасков в Асане — преимущественно в отношении корректного вывода данных из базы и оптимизации личных кабинетов. Да, что-то сделали, но в целом, а не применительно к МК.

Теперь внимательно посмотрели на свое хозяйство и поняли, что личные кабинеты конференции как они есть — свое отжили — и надо все переделывать с нуля. Что получится — увидите в 2015-м.

Но речь у нас все же не про сайт конференции, а про мастер-классы. Чем этот формат отличается от тех же секционных докладов — только ли продолжительностью? Какой опыт заслуживает того, чтобы принять его как мастер-класс, а какой не заслуживает? Какие деятельностные форматы должны или могут присутствовать в мероприятии, чтобы это можно было назвать МК? На каких основаниях МК принимается или отклоняется?

Это на самом деле очень непростые вопросы. С одной стороны, у нас довольно большое количество площадок для проведения: за 2 дня мы можем организовать 5 волн, в каждой из которых могут быть задействованы 13 кабинетов. Итого, по площадям можно провести 65 МК. Но это же не самоцель, верно? В идеале нужно провести много хороших МК. И вот относительно этой «хорошести» каждый год возникают (и, думаю, впредь будут возникать) поножовщина внутри оргкомитета  и масса вопросов.

В Сети есть очень интересные определения, что такое МК. Выдержки:

Мастер-класс — урок, даваемый мастером — экспертом в данном виде искусства, науки или ремесла <...> мастер-класс дает возможность учиться, наблюдая, как мастер обучает других; обычно проводится признанным мастером, имеющим значительные достижения, собственные труды, последователей, школу и т.п. (отсюда)

Основные преимущества мастер-класса — это уникальное сочетание: короткой теоретической части, индивидуальной работы, направленной на приобретение и закрепление практических знаний и навыков.

Мастер-классы похожи на компактные курсы повышения квалификации для тех, кто уже состоялся как специалист, но хотел бы узнать больше. Мастер-класс — это возможность познакомиться с новой технологией, новыми методиками и авторскими наработками. Мастер-класс отличается от семинара тем, что, во время мастер-класса ведущий специалист рассказывает и, что еще более важно, показывает, как применять на практике новую технологию или метод. Методика проведения мастер-классов не имеет  каких-то строгих и единых норм. (отсюда)

...цикл занятий по совершенствованию творческого мастерства, проводимый специалистом в какой-либо области науки, технической специальности, искусства, для начинающих артистов, художников и т.п. (отсюда)

... передача своего профессионального опыта мастером (учителем), его последовательные выверенные действия, ведущие к заранее обозначенному результату. (отсюда)

Итог. Дается мастером (кто это такой, где критерии?) На нем учатся (всегда ли результат МК — отчуждаемый и осознаваемый образовательный продукт?) Сочетание теории и практики (обязательно? а если это постановка очень важных и интересных вопросов? а если только нетривиальная практика, которой никто не владеет?) Выверенный результат? (это вообще смешно, тогда надо признать, что обучение — конвейер)

В общем, ответов в этих умных статьях, признаться, никаких, а самой ценной остается мысль: методика проведения мастер-классов не имеет каких-то строгих и единых норм.

Но формализовывать было нужно. И мы написали Регламент ведущего МК. Так как на 90% коллегиальное «мы» сводилось в данном случае к волюнтаристскому «я», то поясняю. Это довольно жестокий документ. Будущих авторов особенно радуют пассажи типа:

МК — это оригинальный, авторский опыт. Ведущий должен быть уверен, что представляет содержание, которому может научить только он. Вряд ли будет актуальным МК, посвященны использованию известного сетевого сервиса или программы, если ведущий не представляет собственное видение, оригинальный подход к использованию, интересный педагогический сценарий или специфические возможности и результаты.

или

Отдельно оговариваем, что обязательным для заполнения является введенное в этом году поле «Описание опыта». Опыт, который вы собираетесь представлять на МК, должен быть заранее описан — на сайте образовательной организации, в которой вы работаете, на вашем персональном сайте, в блоге, в образовательном сообществе или на другом сетевом ресурсе. Без заполнения этого поля МК не будет допущен к проведению.

Такой «гуманизм» продиктован очень простыми соображениями: надо класть толстый слой асфальта, сильная трава пробьется, а слабая — никому не нужна? МК — это сложный формат, заявляешься — соответствуй. В рефлексии мы регулярно получаем комментарии о разном уровне МК (от «спасибо, мегаконцептуально» до «что за детсадовское представление?») И хотя всем мил не будешь (да и не стремимся), но иногда эти замечания оправданы и правдивы. А это неправильно.

Форматы МК получаются действительно разные. Кто-то сосредотачивается на инструменте, кто-то ведет МК в монологическом режиме и это получается неплохо, кто-то воплощает в практике теоретический тренд. Не могу не отметить, что в этом году Марина и Юри Курвитс с «перевернутым классом» реализовали принципиально новый формат МК: за неделю до очного проведения начали сетевую работу с будущей аудиторией, дали весь теоретический материал, объединили участников в группы (см. презентацию). Высвободив тем самым время для работы здесь и сейчас. Логичным следующим шагом будет представление об МК как об очном погружении в проблему и уход в дистанционное взаимодействие, где работа участников будет сопровождаться экспертным оцениванием ведущих. И это будет тоже МК. Ну как это формализовать?

В итоге, действительно основательно намучившись, мы оргкомитетом пришли к одному очень простому критерию допуска МК к проведению: хотя бы одному из нас этот МК должен ПОНРАВИТЬСЯ и он способен конструктивно доказать другим, что его стоит проводить. Всё. И ничего более. Потому что все остальное — от лукавого. Как показывает нескольколетняя практика, наш коллективный выбор достаточно профессионален и адекватен уровню и ожиданиям посетителей. Значит, делаем правильно. А кому совсем не нравится — тот пойдет искать себе другую конференцию с правильными МК. Хотя все равно ведь вернется:)) В общем, как ни смешно, все долгие регламентации в итоге свелись к одному простому правилу: понравьтесь нам! Если задуматься, то ничего умнее и не придумать.

Была в этот раз и ложка дегтя. За первый день открытия регистрации участники зарегистрировались практически на 90% отведенных мест. Нас, организаторов, такая активность не могла не радовать. Но обернулось все, с одной стороны, тем,что пришедшие чуть позже, в значительной степени уже были лишены выбора, с другой, в сам день проведения МК аудитории оказались полупустыми. Люди записались и просто не пришли! У нас был шок. Потому что непонятно, что с этим делать. Особенно отрадно, когда ведущие МК сообщают, что людей из своего списка (ФИО помнятся, а бейджики читаются) они встречают рядом, в коридоре. То есть человек записался, а потом подумал и не пришел... Не будем говорить, что это хамство и бескультурье (а что еще?), что если решил не идти на МК — ну отмени ты свою регистрацию, освободи место для другого. Видимо, это слишком сложная мысль для охочих до МК учительниц. Но нет идеи без худа, а худа без добра. Мы подумали, пообсуждали и... придумали, как с этим бороться. В 2015 реализуем.

И последнее. Нам отрадно, что у нас все эти годы есть не только новые участники, но так получилось, что сформировался т.н. костяк ведущих успешные МК. Маргарита Лебедева, Татьяна Пирог, Ольга Корчажкина, Александр Матюшкин, Мария Солоневичева, Людмила Рождественская, Ольга Тузова, Лидия Кобцева, Марина и Юри Курвитс, Мария Сонина, Мария Смирнова — эти люди давали свои МК на нескольких конференциях. Да, мы всегда заинтересованы и открыты к новому опыту, но мне кажется, что такая «повторяемость» — факт отрадный. Значит есть группа людей, которые всегда интересны и опыт которых не наскучивает, потому что он и авторский, и разный. Никто не планировал, но так получилось, и это здорово.

В следующем посте поговорим о роли сайта Конференции.














этот пост здесь из моего профессионального блога Ничего себе. Всё людям. Э. Ю. В.

 
 
Eelmaa Yuri
Осуществил вылазку на территорию недругов. Ну то есть по приглашению Красносельского ЦИО ходил выступать перед аудиторией школьников 8-11 классов на районную секцию конференции «Школьная информатика и проблемы устойчивого развития». Получив приглашение, долго думал, что я могу рассказать детям. Что-то придумал, наверное, даже получилось.


Возможно, +Ольга Пивненко, которая там была со своими школьниками, расскажет, были ли детские отзывы? Или поговорил сам с собой?


этот пост здесь из моего профессионального блога Ничего себе. Всё людям. Э. Ю. В.

 
 
 
Eelmaa Yuri
Если следовать логике, которую я вложил в название доклада («ОРГАНИЗАЦИЯ КОНФЕРЕНЦИИ: ОТ МЕРОПРИЯТИЯ К СОБЫТИЮ, КОТОРОЕ ГЕНЕРИРУЕТ ЖЕЛАНИЕ ИЗМЕНЕНИЙ»), то конференция может быть мероприятием, а может — событием.

Разница видна на элементарном языковом уровне. Мероприятие случается, когда кто-то принимает меры, совершает определенные, заранее спрогнозированные действия, рассчитывая на конкретный результат. Событие — акт довольно личный, его нельзя запланировать, оно скорее наступает и случается, нежели происходит. Про событие очень понравился пассаж в Википедии:

...событие — то, что происходит в некоторый момент времени и рассматривается как изменение состояния мира.

Прекрасно!

Тут возникает вопрос, как это событие создавать, если вообще его можно создать. Мы подумали, что в этом случае оно должно обладать двумя свойствами — нелинейностью и закрытостью. О чем речь?

Нелинейность

Отчасти эту идею мы оформили еще в прошлом году, введя Личный кабинет участника (у каждого свой) и Маршрутный лист, который участник конференции самостоятельно формирует, выбирая и регистрируясь на интересующие его активности. Каждый, таким образом, по идее, формировал свое уникальное поведение на конференции.

В 2013-м первый день был для всех одинаковым. В этом году мы увеличили фактор нелинейности. Весь первый день должен был стать огромным клубком пересекающихся индивидуальных маршрутов участников. Для этого специально разработали тайм-схему первого дня. Опубликовали на сайте и включили в бумажную раздатку вот такой документ (не буду рассказывать, сколько мы с ним и друг с другом бились, пока все согласовали и со всеми договорились...):

Разными цветами были помечены разные типы активностей: служебные выступления, теоретические доклады, партнерские и рекламные мероприятия, закрытые или требующие предварительной регистрации активности. Отдельно были выделены секционные заседания. Человек постоянно смотрит на время и на протяжении всего первого дня находится в ситуации выбора, думает, сопоставляет.

И тут мы допустили огромную ошибку. Подумали, что если синхронизировать по времени начало и конец отдельных мероприятий, то в коридорах будет не протолкнуться, а людям надо давать выбор и простор, чтобы они спокойно перемещались по площадке Конференции. Плюс к тому, как мы думали, такая «рваность» графика позволит более спокойно людям посещать стенды выставки. Ошибка стала видна буквально через час, когда люди, не дослушав логический блок одного мероприятия, уходили на другой. В итоге это не привело ни к чему, кроме нервозности и беготне участников. Когда мы поняли это, то при встрече задали друг другу совершенно идиотский вопрос: «А как в школе делают перемены в одно время и тысяча отроков как-то совместно существует и не всегда убивает друг друга?» Это соображение показалось откровением. Но исправлять ситуацию уже было поздно.

Закрытость

Конференция открытая и бесплатная для участия. Это принцип. Но при этом мы бы хотели видеть участников в очень разных ролях — зрителей, авторов тезисов, ведущих мастер-классов, спикеров Арены и т.д. Человеку дается выбор роли, которую он согласен играть на Конференции. И в зависимости от этого у него появляются плюшки и печеньки определенные преференции. Выбор тем больший, чем значительнее вклад самого участника. Другими словами, нужно стараться перевести участника из пассивной позиции в активную, сделать не зрителем, а соучастником преступления.

Так называемая «демократическая» модель, при которой все только потребители, все бесплатно и открыто, на наш взгляд, не очень жизнеспособна. Важна «цена входного билета», которую человек готов «заплатить». Все, что бесплатно, не имеет цены. Кроме того, бесплатное по своей природе однотипно и унифицированно, а значит сложно говорить о вариативности пользовательских маршрутов. Большинство активностей открыто для всех, но параллельно есть и такие, куда вход нужно «заработать». Такими закрытыми мероприятиями стал «Золотой мастер-класс», ряд других желтых мероприятий в тайм-схеме, в третий день таким был мастер-класс С. Гевлича «Объясняшки: создаём учебный видео-скрайбинг».

Еще одним доводом в пользу закрытости является тематическая диверсификация направлений конференции. На разном этапе развития находятся активности для управленцев, вузовских работников, надо думать о разработчиках учебного ПО, педагогах конкретных предметов. Должны быть места, в которые приходят представители только одной профессиональной группы. Мы это направление будем развивать.

Этот принцип большому количеству людей объяснить оказалось непросто. Даже судя по полученной рефлексии, многие участники не разделяют данной позиции. Но это вряд ли что-то меняет. Важно, что мы, оргкомитет, пришли здесь к коллегиальному взаимопониманию. Значит будем делать. Всем мил не будешь.

В следующем посте поговорим про любимое — мастер-классы.



этот пост здесь из моего профессионального блога Ничего себе. Всё людям. Э. Ю. В.

 
 
Eelmaa Yuri
Я начал заниматься конференцией в 2011 году (хотя официальный старт произошел в 2010, можно посмотреть, как тогда все выглядело — даже не верится, что прошло только 4 года). И там я посмотрел на пленарное заседание. И услышали народы и трепещут: ужас объял жителей Филистимских. В общем, стало совсем тоскливо.
  • Кто все эти люди, точнее, почему они говорят об этом?
  • Это интересно залу?
  • Почему слушатели не могут встать и уйти в тот момент, когда они захотят?
  • Как на все происходящее реагируют зрители?
  • Зачем вообще все это? Кому это нужно?
ПОЧЕМУ, ЧЕРТ ПОБЕРИ, ВСЕ ЭТО ТАК НЕВЕРОЯТНО СКУЧНО?!?!?!?

В общем, было полное ощущение чего-то неправильного.

В 2012-м мы попробовали сделать панельную дискуссию, когда на сцене сидят умные и известные и что-то обсуждают. А аудитория на все это смотрит. Идея была в том, что, возможно, зал будет говорить в микрофон и будет живо. Но зал не заговорил. И было мертво. И опять скучно. Думали расцветить пленарку форматом PechaKucha, но сорвалось. Теперь, через два года могу уже признаться, что по моей вине.

В прошлом, 13-м, опять ничего такого, что могло бы выглядеть как выход из тупика, не придумали. В итоге мы совсем приуныли, потому как это уже выглядело как замкнутый круг. Правда, сильно подумали над составом спикеров и по содержанию получилось довольно живо. Плюс разделили пленарку на две части: на доклады и на презентацию фирм-разработчиков. И ввели в последний день конференции вторую пленарку, где запланировали демонстрацию лучших секционных докладов. Прошло. Уже живее. Но все это была ВСЕ ТА ЖЕ ЗАРАЗА-ПЛЕНАРКА.

Во многих книжках по управлению сказано, что если нужны серьезные изменения, их надо внедрять радикальными методами. Если нужно изменить газету «Правда», то нельзя считать изменениями попытки написать заголовок красным цветом. Или сменить ориентацию страницы — с книжной на альбомную. Нужно просто закрыть газету «Правда». И разогнать всю редколлегию. И начать выпускать новый журнал — цветной, красочный, модный. Тогда есть шанс, что что-то получится.

Разгонять никого мы не могли, в остальном взяли себе полную свободу. Начали задавать себе простые, детские вопросы.
  • А кто там нужен — умные/серьезные/концептуальные или запоминающиеся?
  • Тематика должна быть какая?
  • Как сделать так, чтобы люди слушали только то, что им интересно?
  • А пленарка вообше нужна? Что будет, если в начале конференции единый сбор вообще отменить?
Это очень простые вопросы. Но на них никто не то, чтобы не ответил, но даже не поставил. Есть традиция (кстати, непонятно, откуда берущаяся) — значит будет пленарка. Пригласим кого-нибудь, тот или те поговорят. Интересно ли? Да какая разница — все равно все сидят, куда они денутся?

Плохо это. Очень плохо. А что делать — мы не знали.

В общем, все изменилось на лондонском BETT, куда я попал в январе. Я и ехал на BETT, как говорится, «фотографировать унитазы», то есть наблюдать больше не за образцами выставки, а за логистикой и дизайном проведения больших образовательных мероприятий. С поправкой на то, что BETT — это выставка, а у нас конференция. И я увидел вот ЭТО:


Картинка взята со страницы официального сайта, там же описание:

The Bett Arena is the only place to hear first-hand from the world’s most exciting speakers, covering key topics in the education space. Internationally renowned experts in the field of learning and technology will share their knowledge and insights on new approaches to learning with Bett visitors.

И я понял, что это ШАНС.

Было понятно, что это происходит в трансформируемом открытом пространстве — нам это было не сделать.

У BETT-ARENA есть 4 выхода — люди приходят и уходят, собираясь послушать только то, что им интересно. И ногами голосуют, демонстрируя свой интерес — что им важно, а что внимания не заслуживает. Это можно было бы попробовать, хотя выход у нас будет один! Главное — чтобы заранее было известно, в какое время начинается и заканчивается спич выступающего.

В общем, вернулся из Лондона я в полном возбуждении: УРА, Я ПРИДУМАЛ, КАК СЛОМАТЬ ПЛЕНАРКУ! Но то ли я ездил долго, то ли хорошая мысль приходит одновременно во много голов сразу... В общем, коллеги, пока я шастал по забугорью, тихо собрались и придумали по сути то же самое: пленарка не единая, а дробится на доклады, на которые приходят или не приходят люди. В общем, мы стали работать.

Принципы, которые положили в основу:
  1. Как вы яхту назовете... Убийство надо начинать с переименования. Не будет Пленарного заседания. Будет Арена.
  2. Жесткий тайминг. Люди идут в определенное время на один доклад. Если интересуют несколько докладов — остаются на несколько, но потом все равно уходят.
  3. Между докладами оставляем 10 минут — чтобы через один выход одни люди успели выйти, а другие зайти.
  4. Содержательный доклад должен сопровождаться выступлением фирмы-партнера (прошлый год показал, что следующие друг за другом презентации разработчиков, составляющие отдельный блок конференции, интерес вызывают небольшой)
  5. Приоритет докладов — интересность и нескучность. Поэтому спикера надо поставить в ситуацию стресса. Если мы не можем обеспечим круглую форму зала, значит мы внесем интерактив: докладчик должен видеть обратную связь с залом. Поэтому мы введем голосование.
Но реальность, как всегда, вносит свои коррективы.

Переименовать несложно — сделали. В результате множество людей все равно называло происходившее в Большом зале пленаркой, но это ничего — в следующем году привыкнут, это не проблема.

Жесткое время выдержали! Не верили сами, думали, что поплывет неминуемо, но получилось. Даже удивительно!

А вот с переходами сильно промахнулись. Но об этом промахе в следующем посте.

А вот очевидный провал получился с голосованием. Сделали фактически накануне, все технически заработало (спасибо SMS-Media в лице директора Сергея Гевлича, идеолога «Объясняшек»). Данные мы все собрали и обязательно представим на сайте. Но голосование не «выстрелило». Конечно, не потому, что смска стоит пару рублей, нет. Реальных причин, на наш взгляд, три:
  1. Неправильная визуализация. Данные мы представили в форме столбиков: проголосовал человек в единицу времени — столбик вырос. И что? Как это интерпретировать? Просто как сумму голосов, поданных «за» и «против»? Этого мало. В разработке мы ориентировались на визуализацию Сетевизора, например, вот такую:

    То есть в единицу времени ощущения аудитории либо поднимаются, либо опускаются. Именно об этом я говорил в своем докладе на Арене, когда шла речь о том, что спикер должен быть поставлен в кризисное состояние: он сразу видит, что аудитория про это думает.
  2. Второй момент — людей надо будоражить. Ведущий Арены должен ее именно вести, играть, напоминать о голосовании. А этого не произошло. Поэтому люди просто забывали голосовать и если сначала было довольно активно, то потом все пошло на спад и возникало периодически. В общем, тут нам нужно серьезно думать и отдельно работать с ведущим.
  3. И наконец, проклятый человеческий фактор. Люди смотрят на сцену, на спикера, на его презентацию. Экран с цифрами для голосования стоит справа, надо повернуться, отвлечься. Это неудобно. И еще надо отвлекаться, когда шлешь смски. Это неудобно. Следствие — низкая активность.
В общем, мы проанализировали то, что получилось, и даже почти что придумали, как сделать правильно. Удачно или нет — увидим в следующем году. Но голосование у нас будет.

Но самое главное, чего мы боялись — что народ посидит на первых трех докладах, потом уйдет и уже не вернется. Но нет, все получилось, на последних спикерах было не менее 200 человек в зале. Это прекрасно! Значит «мигрирующий» формат работает! Значит пленарку мы-таки убили!

А вам как показалось?

































этот пост здесь из моего профессионального блога Ничего себе. Всё людям. Э. Ю. В.

 
 
Eelmaa Yuri
Второй день после конференции. Второй подряд выходной. Утром глаза не открываются, постоянно хочется спать. Потому что это первые выходные после 26 января. До этого работа по 10 часов в день, несколько ночевок на работе, когда в 4 утра ложишься, а в 8 уже за волосы поднимаешь себя и садишься за комп отвечать на сотни писем в день, описывать форматы и регламенты, тестить систему, созваниваться с десятками людей... Потому что с каждым днем 26 марта все ближе. И в сам «день Ч» истерический вопрос: что мы забыли?!?

Но мы закончили. Выжили. И выиграли. Потому что Событие состоялось. CONF.RCOKOIT.RU. Потому что по-другому быть не могло.

Сейчас в оперативном порядке напишу несколько постов, объединенных общим названием «Другая конференция». Она действительно получилась совсем другая — по очень многим параметрам. И по тому, что ни у кого не получалось сделать ТАК, и потому, что ни у кого нет опыта ТАКИХ ошибок. И это надо осмыслить.

Посты я пишу в своем личном блоге. И от этого есть определенное раздвоение личности (aka шизофрения): есть некоторый интервал между организатором и частным лицом. Поэтому постараюсь высказать, что думаю, с другой, остаться в разумных рамках не слить конфиденциальную информацию, с другой, оставить при себе очень разные эмоции, которые пускать наружу будет не конструктивно.

Пока же два момента.

Первый.

Мы делали эту конференцию на редкость вместе (пусть звучит не по-русски, но правильно по смыслу). Перечислю здесь тех, с кем делали вместе. При невероятной разности людей мы поняли, что можем это делать и договариваться.

+Александр Федосов. Чтобы внедрять новое — нужна свобода и развязанные руки. И пока одни развлекаются инновируют, кто-то должен прикрывать тылы и обеспечивать процессы. И маловразумительно сформулированные идеи превращать в процедуры.


+Valery Fradkin. Как бы даже ничего и не делал вроде бы... Но во всем ощущалось присутствие, поддержка и ненавязчивая помощь в тот момент, когда уже можно рухнуть за край.


+Наталья Мунина и +Мария Жилюк. Мало кто из активных участников конференции не получал от них сообщений, не переписывался с ними. А Наталья — человек, который постоянно держал в контексте происходящее, мониторил, что происходит и куда все это ведет. Когда совсем не хотелось делать что-то скучное, человек приходил и задавал самые неприятные вопросы. Вызывая тем самым праведный гнев. Но процессы-то шли. Конструктивный зануда в команде — невероятная удача.


+Зинаида Смирнова — традиционализатор. Взвалила на себя секционную работу — координировала ведущих секций и писала регламенты, вычитывала материалы докладов, готовила техобеспечение презентаций на самих секциях.


Нельзя не сказать и про двух наших замечательных технарей — Саше Мыльникове (серверные настройки нашего сайта) и +Александре Наровлянском — без последнего не было бы ни сайта конфренции, ни его дизайна, ни сложного программирования личных кабинетов участников, ни смс-голосования на Арене.


И еще многие и многие участники, выполнявшие множество очень важной работы — техническое обеспечение, транспортировка материалов конференции, организация питания, регистрация, разнообразная помощь участникам во время конференции. Всего работали 77 человек!!!

Были, конечно, и силы противодействия, затруднявшие процесс, но про это вообще не хочется — легче этого не замечать, а сосредоточиться на деле.

Второй момент.

Все, что мне хотелось сказать о смысловых изменениях и инноватике этого года — я сказал в своем выступлении на Арене.

Текст выступления: ОРГАНИЗАЦИЯ КОНФЕРЕНЦИИ: ОТ МЕРОПРИЯТИЯ К СОБЫТИЮ, КОТОРОЕ ГЕНЕРИРУЕТ ЖЕЛАНИЕ ИЗМЕНЕНИЙ

Презентация.


Видео. За него спасибо +Лидия Кобцева.


Это эмоциональный пост-вступление. Дальше будет суше и конкретнее.


этот пост здесь из моего профессионального блога Ничего себе. Всё людям. Э. Ю. В.

 
 
Eelmaa Yuri
Анекдот.

Сидя с разным концов стола, курят два программиста. Один говорит другому: «Расшарь пепельницу».

Кому смешно, кому не очень — не в этом дело. Важно, что анекдот довольно показательный. Если программистом в широком смысле здесь назвать человека, который в большинстве случаев сталкивается и имеет дело с электронными объектами, то ничего удивительного и даже смешного в анекдоте не будет.

Недавно я сам поймал при разговоре со знакомым о прочитанной книге, которая у меня была в бумажной версии.

Тот заинтересовался моим описанием:

— А дай почитать! (важно, что книга была у меня под рукой и никуда идти не надо было)

Я задумался и на автомате ответил:

— Включи Bluetooh, она у меня в телефоне в PDF есть.

То есть почитать книжку я не был готов дать почитать (помнет, порвет, потеряет, не вернет, съест), а расшарить — пожалуйста.

После разговора задумался. У меня 450 «друзей» ВКонтакте и примерно столько же в FB — не очень пересекающихся. Я в кругах более чем у полутора тысяч человек в Google+. Не говорю уж про сообщества в том же G+, про два свои блога и ЖЖ... В общем, если необходимо донести какую-то мысль до 4-5 тыс. человек — это не особенная проблема. (экий я латентный аутист и веселый социопат...) Многих из них я не знаю лично, никогда не встречался и не представляю, кто они. Причина их появления проста: я постоянно расшариваю информацию, которую нахожу. Часто люди подписываются даже не зная, кто я, просто им мой инфопоток интересен. Ну пусть читают — не жалко.

Вопрос в другом: ЗАЧЕМ? Зачем, прочитав интересный/нужный/прикольный/провокационный и т.д. и т.п. материал, мы нажимаем на что-нибудь такое:



Мы это делаем, исходя из личных нужд? Зачем? Или это атрибут нашего профессионального поведения? Зачем? А можем не делиться? Тогда что?

В общем, я, конечно, придумал кое-что. И даже почитал умных людей. Но жутко хотелось бы вас услышать.

ВОТ ЧТО У ВАС В ГОЛОВЕ ПРОИСХОДИТ, КОГДА РУКА ТЯНЕТСЯ К КНОПОЧКЕ ЧЕГО-НИБУДЬ РАСШАРИТЬ?



этот пост здесь из моего профессионального блога Ничего себе. Всё людям. Э. Ю. В.

 
 
Eelmaa Yuri
20 January 2014 @ 05:40 pm
И опять, уже в который раз, 18-19 января была встреча единомышленников. В отеле «Холидей Инн Симоновский» под названием «Координационный совет программы «Интел. Обучение для будущего».

Было много интересного. Отдельно хотелось бы отметить мастерское ведение мероприятия Натальей Чеботарь, автором стартапа Edutainme, организовавшей работу по проектированию MOOC. C прекрасной презентацией (просто ух!) выступала Кристина Белавич, автор замечательных «Объясняшек». Сергей Катальников фурорно запускал по аудитории квадрокоптер и рассказывал о специфике съемки учебного видео.

Ну и конечно, встреча со многими и многими коллегами: Т. Пирог, Л. Рождественской, М. Смирновой, Л. Кобцевой, Е. Ворониной, М. Сониной, А. Рожковым, М. Лебедевой, О. Шиловой, И. Юдиной, А. Матюшкиным, А. Бондаренко, Ю. Щербаковым, Е. Алексеевой, П. Белкиным, О. Брыксиной, Р. Лачашвили, Е. Кулик, О. Михеевой, Е. Галанжиной, Е. Востриковой, И. Баженовым...

Некоторые ссылки (возможно, дополню):
  • элемент презентации Евгении Кулик >>>
  • пост из блога «Библиограни Златоуста» >>>
И две галереи — от Марии Смирновой и от Андрея Рожкова.

Уже завтра со многими встретимся в Лондоне на BETT.




этот пост здесь из моего профессионального блога Ничего себе. Всё людям. Э. Ю. В.